galchi (galchi) wrote,
galchi
galchi

Георгiй Ивановъ


* * *

Уже сухого снѣга хлопья
Швыряетъ вѣтеръ съ высоты
И, поздней осени холопья,
Мятутся ржавые листы.

Тоски смертельную заразу
Струитъ поблёкшая заря.
Как всё перемѣнилось сразу
Желѣзной волей ноября.

Лишь дряхлой мраморной богини
Уста по-прежнему горды,
Хотя давно въ ея кувшинѣ
Не слышно пѣнiя воды.

Да тамъ, гдѣ на террасѣ гвозди
Хранятъ обрывки полотна,
Свои исклёванныя гроздья
Ещё качаетъ бузина.
 

1914–1915, изъ сб. «Верескъ»
 


* * *

     Я не пойду искать изменчивой судьбы
     В краю, где страусы, и змеи, и лианы.
     Я сел бы в третий класс, и я поехал бы
     Через Финляндию в те северные страны.

     Там в ледяном лесу удары топора,
     Олени быстрые и медленные птицы,
     В снежки на площади веселая игра,
     И старой ратуши цветные черепицы.

     Там путник, постучав в гостеприимный дом,
     Увидит круглый стол в вечернем полусвете.
     Окончен день с его заботой и трудом,
     Раскрыта Библия, и присмирели дети...

     Вот я мечтаю так, сейчас, на Рождестве
     Здесь тоже холодно. Снег поле устилает.
     И, как в Норвегии, в холодной синеве
     Далекая звезда трепещет и пылает.

* * *

     Это месяц плывет по эфиру,
     Это лодка скользит по волнам,
     Это жизнь приближается к миру,
     Это смерть улыбается нам.
     Обрывается лодка с причала
     И уносит, уносит ее...
     Это детство и счастье сначала,
     Это детство и счастье твое.

     Да, -- и то, что зовется любовью,
     Да, -- и то, что надеждой звалось,
     Да, -- и то, что дымящейся кровью
     На сияющий снег пролилось.
     ...Ветки сосен -- они шелестели:
     "Милый друг, погоди, погоди..."
     Это призрак стоит у постели
     И цветы прижимает к груди.

     Приближается звездная вечность,
     Рассыпается пылью гранит,
     Бесконечность, одна бесконечность
     В леденеющем мире звенит.
     Это музыка миру прощает
     То, что жизнь никогда не простит.
     Это музыка путь освещает,
     Где погибшее счастье летит.

* * *

     О, высок, весна, высок твой синий терем,
     Твой душистый клевер полевой.
     О, далек твой путь за звездами на север,
     Снежный ветер, белый веер твой.

     Вьется голубок. Надежда улетает.
     Катится клубок... О, как земля мала.
     О, глубок твой снег, и никогда не тает.
     Слишком мало на земле тепла.
 

Subscribe

Recent Posts from This Journal

  • (no subject)

    . * * * И вот исчез, в черную ночь исчез, -- Как некогда Иосиф, плащ свой бросив. Гляжу на плащ -- черного блеска плащ, Земля (горит), а сердце --…

  • (no subject)

    . * * * Не горюй. Горевать не нужно. Жили-были, не пропадем. Все уладится, потому что на рассвете в скрипучий дом осторожничая, без крика,…

  • (no subject)

    . Дождик ласковый, мелкий и тонкий, Осторожный, колючий, слепой, Капли строгие скупы и звонки, И отточен их звук тишиной. То — так…

Comments for this post were disabled by the author