galchi (galchi) wrote,
galchi
galchi

Алексей Прасолов (1930-1972)

 

          * * *

Я услышал: корявое дерево пело,
Мчалась туч торопливая темная сила
И закат, отраженный водою несмело,
На воде и на небе могуче гасила.

И оттуда, где меркли и краски, и звуки,
Где коробились дальние крыши селенья,
Где дымки - как простертые в ужасе руки,
Надвигалось понятное сердцу мгновенье.

И ударило ветром, тяжелою массой,
И меня обернуло упрямо за плечи,
Словно хаос небес и земли подымался
Лишь затем, чтоб увидеть лицо человечье.
                        1965

 

          * * *

Листа несорванного дрожь,
И забытье травинок тощих,
И надо всем еще не дождь,
А еле слышный мелкий дождик.

Набухнут капли на листе,
И вот, почувствовав их тяжесть,
Рожденный там, на высоте,
Он замертво на землю ляжет.

Но всё произойдет не вдруг:
Еще - от трепета до тленья -
Он совершит прощальный круг
Замедленно - как в удивленье.

А дождик с четырех сторон
Уже облег и лес, и поле
Так мягко, словно хочет он,
Чтоб неизбежное - без боли.
              1971

         * * *

В ночи заботы не уйдут -
Вздремнут с открытыми глазами.
И на тебя глядит твой труд,
Не ограниченный часами.

И сколько слов из-под пера,
Из-под резца горячих стружек,
Пока частицею добра
Не станет мысль, с которой сдружен.

Светла, законченно стройна,
Чуть холодна и чуть жестока.
На гордый риск идет она,
Порой губя свои истоки.

Не отступая ни на пядь
Перед безмыслием постылым,
Она согласна лишь признать
Вселенную своим мерилом.
            1963

            * * *

Деревья бьет тяжелый ветер,
Водою тучи изошли;
В пожарно-красные просветы
Гляжу из сумрака земли.

А мокрый сумрак шевелится:
В порывах шумной маеты
На ветках вырезались листья,
Внизу прорезались цветы.

Пронзительно побеги лезут,
Возносится с вершины грач,
Растут столбы, растет железо
В просветы выстреливших мачт.

И вся в стремительном наклоне,
В какой-то жажде высоты,
По ветру вытянув ладони,
Пробилась утренняя - ты.
              1964

        * * *

Как прянет луч вечерний,
Ударит в грудь мою,
Я тихое свеченье
К ногам твоим пролью.

Тревожным черноземом
С краев окаймлено,
Забытым и знакомым
Увидится оно.

По залитой дороге
Пройдешь ты без следа,
И лишь кругами дрогнет
Глядящая вода.

Широкою водою,
Как сон твой наяву,
Я - облачко цветное -
Вожатым поплыву.

Иди за мною следом.
Предчувствую межу.
Спеши - последним светом
Я в бездне исхожу.

Всё ближе камень серый -
Однообразный путь.
Здесь гибельный мой берег...
Прощай и не забудь.
           1967

        * * *

Всю ночь шумело
Надо мной
Тысячелисто и шершаво.
Земля,
Храня вчерашний зной,
Еще в беспамятстве дышала.

И каждый звук -
Вблизи, вдали -
И умирая, был неведом:
Он не был голосом
Земли -
Он был ее тяжелым бредом.

Но и в бреду
Всё тот же строй,
Что в час -
И первый и последний -
С неотвратимостью крутой
Выравнивает наши бредни.
            1968

        * * *

Зачем так долго ты во мне?
Зачем на горьком повороте
Я с тем, что будет, наравне,
Но с тем, что было, не в расчете?

Огонь высокий канул в темь,
В полете превратившись в камень,
И в этот миг мне страшен тем,
Что он безлик и безымянен,

Что многозвучный трепет звезд
Земли бестрепетной не будит,
И ночь - как разведенный мост
Меж днем былым и тем, что будет.
              1968

         * * *

Замученные свесились цветы -
От чьих-то рук избавила их ты,
И вот теперь они у изголовья
Губами свежесть ночи ловят.

И эта ночь с холодною звездой,
С цветами, что раскрылись над тобой,
С твоим теплом, распахнутым и сонным,
Пронизана высоким чистым звоном.

Но я шагну - и в бездне пустоты
Насторожатся зрячие цветы,
И оборвется звон высокой ночи -
Всё это ложь, что сердце мне морочит.

Еще мой день под веками горит,
Еще дневное сердце говорит,
Бессонное ворочается слово -
И не дано на свете мне иного.
               1970

 

Subscribe

  • (no subject)

    . * * * Благодарю за всё. За тишину. За свет звезды, что спорит с темнотою. Благодарю за сына, за жену. За музыку блатную за стеною. За то…

  • (no subject)

    . * * * Не пой, красавица, при мне Ты песен Грузии печальной: Напоминают мне оне Другую жизнь и берег дальный. Увы! напоминают мне Твои жестокие…

  • (no subject)

    . Память Как я скажу, что я тебя буду помнить всегда, Ах, я и в память боюсь, как во многое верить! Буйной толпой набегут и умчатся года, Столько…

Comments for this post were disabled by the author