galchi (galchi) wrote,
galchi
galchi

Счастлив, кто имеет мужество защищать то, что любит

Наталья Самовер.

Лирическое отступление.



Так случилось, что в последнее время лента «Архнадзора» превратилась в сводку с театра боевых действий. Наши города атакуют враждебные инопланетяне, а коренные жители Земли сплотились против них и крепят свои ряды. Мы, земляне, поднялись на защиту своей исторической памяти и культуры - того, что отличает нас от животных, того, что делает нас людьми.

Древние римляне, знавшие толк в войне, называли такое сражение pro aris et focis – за алтари и очаги. Не за вождя, не за Родину даже, а за самое простое и самое дорогое. За то, что лежит в основе человечности.

В основе человечности лежит любовь. Сильнее любви нет силы.

Два чувства дивно близки нам,
В них обретает сердце пищу:
Любовь к родному пепелищу,
Любовь к отеческим гробам.

Животворящая святыня!
Земля была б без них мертва,
Как ........ пустыня.
И как алтарь без божества."



Зрелый, 31-летний гений сделал этот набросок на пороге новой жизни, размышляя о предстоящей женитьбе, окидывая мысленным взором пройденный и предстоящий путь.
А вот, сравните, запись в блоге молодого москвича – нашего современника:

"... я себе четко представил: будет у меня ребенок, буду я с ним гулять по Москве. И, может, спросит меня ребенок: «Пап, а до нас люди жили в Москве? Сто лет назад или двести?» Что ж, вполне детский вопрос возможен же? А я ему отвечу:

- Да жили!
- А где? В Кремле?
- Да нет. В домах.
- А где они?

И вот тут я как любой взрослый, получив от ребенка детский вопрос, немного скованно так начну объяснять:

- Понимаешь, деточка, эти дома были... Так как наш город очень древний, и люди в нем жили, разные - плохие и хорошие, хорошие строили много чего красивого. Вот тут, например, были красивые дома, была фабрика, славящаяся на всю Москву, работал на ней дяденька Григорьев - святой человек, меценат.

Ребенок так естественно спросит, указывая на «Пять столиц»: «В этом доме он жил?» «Нет эти все дома снесли плохие дяденьки из мэрии...» - отвечу я.
И вы прекрасно понимаете, что я не смогу объяснить ребенку, зачем снесли дома хороших людей, живших до нас.

Вы понимаете, что когда он вырастет, он не сможет по-настоящему себя самоидентифицировать с Москвой и ее прошлым, по-настоящему гордиться Страной и народом, знать нашу историю и видеть ее свидетельства в камне - то, что позволяет нам увидеть и почувствовать архитектура. У этого моего еще не родившегося ребенка уже будет отсутствовать живая историческая память, так важная для развития человека, и как следствие тысячи таких детей без рода, без племени будут кидаться на чужие культурные проявления, не зная своих корней, которые будут полностью подменены муляжами, псевдоисторическими постройками и прочей лужковской шелухой. И это страшно!

И поэтому я, просто желающий воспитать из своего будущего ребенка личность, хочу сейчас иметь право бороться за него. Только ради будущего своих детей я поставил свою подпись в защиту Кадашевской слободы и, Бог даст, сделаю для этого что-то еще."



И вновь, и вновь вспоминается строка из Овидия, которую мы избрали своим девизом: Felix qui quod amat defendere fortiter audet - счастлив, кто имеет мужество защищать то, что любит.

Вот, ради чего.
Ради детей.
Ради любви.


http://archnadzor.livejournal.com/68152.html


Subscribe

  • (no subject)

    . * * * Я ничего не знаю наперед, и только мелко вздрагивают губы, когда февраль печаль сырую льет на городские плоскости и кубы. Еще кичимся…

  • (no subject)

    . Вещи Нет толку в философии. Насколько прекрасней, заварив покрепче чаю с вареньем абрикосовым, перебирать сокровища свои: коллекцию драконов из…

  • (no subject)

    . Курортная поэма Москва экологическая ниша Ты как давно отнятая рука в которой боль живет щекотка дышит во сне её министры пожимают за…

Comments for this post were disabled by the author