galchi (galchi) wrote,
galchi
galchi

.

Лавка

Деревья толпятся, как тучи, и давка,
и пыль. Голова – как сама не своя.
И вот начинается шумная лавка,
где лето полощется, как кисея.


Кисейное лето. Кисельное время.
Молочные зубки и реки в брегах
с водою молочной и водами теми,
что зубы ломают и вязнут в зубах.

И счастье, как пряник. И месяц медовый
прилип к горизонту, который глубок
своей голубой и горячей основой,
которую знают стрижи назубок.

О Сахар Медович, прилипший к гортани!
О темные вишни в вечернем вине!
О сад, словно очерк былых очертаний!
Герани, гортензии, тюль на окне!

До боли зубной всё знакомо и мелко,
а воспоминаньем – хоть пруд пруди.
Вот озеро бьется – с водою тарелка,
и "лодка колотится в сонной груди".

Меняя, как рубль, бестолковые знаки,
пейзажа кусочек желая купить,
пытаюсь с отчаянья я в Пастернаке
свирепое время и стих утопить.

Несносна любовь ввечеру и торговля
крикливых стрижей в гущине садовой.
И слышится: пу дому ползает кровля
и виснет, как горе, над головой.

Небес бестолковая куча. Толкучка
садов, птичьеглазой листвы толчея.
Нет, азбучных истин не вынесть, и взбучка
дождя, как содовая шипучка,
нужна до зарезу. А лето – как тучка,
а тучка над лавкою – как кисея.

Сергей Петров
21 апреля 1934 – 23 сентября 1935

от  vazart

Subscribe

  • Бахыт Кенжеев

    Хочется спать, как хочется жить, перед огнем сидеть, чай обжигающий молча пить, в чьи-то глаза глядеть. Хочется жить, как хочется спать,…

  • (no subject)

    . * * * И вот исчез, в черную ночь исчез, -- Как некогда Иосиф, плащ свой бросив. Гляжу на плащ -- черного блеска плащ, Земля (горит), а сердце --…

  • (no subject)

    . * * * Не горюй. Горевать не нужно. Жили-были, не пропадем. Все уладится, потому что на рассвете в скрипучий дом осторожничая, без крика,…

Comments for this post were disabled by the author