galchi (galchi) wrote,
galchi
galchi

Categories:

Иван Шмелев


Иван Сергеевич Шмелёв [21 сентября (3 октября) 1873 — 24 июня 1950] — русский писатель.



"Не знаю, сколько убивают на чикагских бойнях. Тут дело было проще: убивали и зарывали. А то и совсем просто: заваливали овраги. А то и совсем просто-просто: выкидывали в море. По воле людей, которые открыли тайну: сделать человечество счастливым. Для этого надо начинать – с человеческих боен.»


«В подвалы Крыма свалены были десятки тысяч человеческих жизней и дожидались своего убийства. А над ними пили и спали те, что убивать ходят. А на столах пачки листков лежали, на которых к ночи ставили красную букву… одну роковую букву. С этой буквы пишутся два дорогих слова: Родина и Россия. «Расход» и «Расстрел» - тоже начинаются с этой буквы. Ни Родины, ни России не знали те, что убивать ходят. Теперь ясно»


«Солнце мертвых»


«... Помнил Илья тихие яблочные сады по весне, милую калину, как снегом заметённые черёмухи и убранные ягодами раскидистые рябины. Помнил синие колокольчики на лесных полянах, восковые свечки лáданной любки, малиновые глазки-звёздочки липкой смолЯнки и пушистые георгины, которыми убирают Животворящий крест. И снеговые сугробы помнил, вьюжные пути, и ледяные навесы в соснах. Помнил гул осенних лесов, визг и скрип санный в полях и звонкий, и гулкий, как колокол, голос мороза в брёвнах. Весенние грозы в светлых полях и ласковую, милую с детства радугу. Бедную церковь видел Илья за тысячи вёрст, и не манили его богатые, в небо тянувшиеся соборы.»

«Блаженные»

Близится Рождество... И все радуются. И двери наши, — моют их теперь к Празднику, — и медные их ручки, чистят их мятой бузиной, а потом обматывают тряпочками, чтобы не захватали до Рождества: в Сочельник развяжут их, они и засияют, радостные, для Праздника. По всему дому идет суетливая уборка. Вытащили на снег кресла и диваны, дворник Гришка лупит по мягким пузикам их плетеной выбивалкой, а потом натирает чистым снегом и чистит веничком. И вдруг, плюхается с размаху на диван, будто приехал в гости, кричит мне важно — «подать мне чаю-шоколаду!» — и строит рожи, гостя так представляет важного.... «Белят» ризы на образах: чистят до блеска щеточкой с мелком и водкой и ставят «праздничные», рождественские, лампадки, белые и голубые, в глазках. Эти лампадки напоминают мне снег и звезды. Вешают на окна свежие накрахмаленные шторы, подтягивают пышными сборками, — и это напоминает чистый, морозный снег. Изразцовые печи светятся белым матом, сияют начищенными отдушниками. Зеркально блестят паркетные полы, пахнущие мастикой с медовым воском, — запахом Праздника. В гостиной стелят «рождественский» ковер, — пышные голубые розы на белом поле, — морозное будто, снежное.

"Лето Господне"

Subscribe

  • (no subject)

    . * * * Пахнет гарью. Четыре недели Торф сухой по болотам горит. Даже птицы сегодня не пели, И осина уже не дрожит. Стало солнце немилостью…

  • (no subject)

    . * * * Мне не нужен никто, но, пожалуйста, не уходите: пусть кряхтят половицы и кто-нибудь дыши т живой. И у господа бога когда-то имелся…

  • (no subject)

    . * * * Все, кого и не звали, в Италии,- Шлют с дороги прощальный привет. Я осталась в моем зазеркалии, Где ни Рима, ни Падуи нет. Под святыми и…

Comments for this post were disabled by the author