galchi (galchi) wrote,
galchi
galchi

Categories:
.
* * *

Паденье синевы на светоносный снег.
Ступени белизны всё глубже и темнее.
И есть подвал небесный, есть ночлег
в подъезде, в тамбуре, в тетради грамотея.

И длинный знак бездомности: вокруг
залёг, захолодел, замкнулся поезд.
В колёсах летописи, в лепете подруг —
горячий снег и ледяной недуг,
история забвенья и запоя.

При сумерках, при совпаденьи с Ней
мои судьба и мука — только сколок
с Её лица. Всё глубже и темней
в себя глядит. Огни в погасших сёлах.
Со дня крещения Руси до скорых дней
ползёт почтовый поезд всех скорбей,
и простыни сползают с полок.

Страданье отупляет, перейдя
предел, доступный восприятью. Стенки
скрипят и расползаются, скрипя
и расползаясь. Тени и оттенки
разъели снег за окнами. Спустя
мгновение очнусь на полустанке
от шёпота и плача в тишине,
внезапно хлынувших извне.

Виктор Кривулин
январь 1975


Subscribe

  • (no subject)

    . * * * Я не сею, и не жну, и не заседаю, и персидскую княжну в воду не кидаю. Я по Волге не ездок и совсем не Разин. Я наверное бы сдох если б…

  • (no subject)

    . * * * Ветер, если хочешь, то пожалуйста, можешь утопить хоть целый флот, туч собранья разгонять безжалостно и меня развеять в свой черед. Лишь…

  • (no subject)

    . * * * За рекой для стариков площадка — перед смертью поиграть в крокет. На траве расслабилась перчатка. Мост синеет. Ветер. Счастья нет.…

Comments for this post were disabled by the author