galchi (galchi) wrote,
galchi
galchi

.
* * *

Не добивает до Осаки снег,
но в магазине возьму морковь
и вспоминаю всё, чего нет:
холод, сугробы, сосульки, любовь.

Если только в конце пути
Бог за мною гонца пришлёт,
снежная баба с неба слетит
и к ледяному сердцу прижмёт.

* * *

Прошлое, как плюшевый медведь,
дряхлый, допотопный и облезлый,
в комнате пылится бесполезно —
детям лучше даже не смотреть!

Мать с клюкой, пропеллер над сараем,
родины шальные небеса —
всё лишь только мех ненатуральный,
поролон, стеклянные глаза.

* * *

Я наклоняюсь над ракетной шахтой,
там продают турецкое рваньё,
поют цыгане, цепенеет Шарик...
Когда ж всё это, наконец, рванёт?

Чтоб вмиг моя держава возвеличилась
до звучных звёзд, до херувимов звонких!
И медным тазом, родом из-под Кричева,
накрыло тех, кто лыбился в сторонке.

Вечеслав Казакевич

Subscribe

  • (no subject)

    . * * * И вот исчез, в черную ночь исчез, -- Как некогда Иосиф, плащ свой бросив. Гляжу на плащ -- черного блеска плащ, Земля (горит), а сердце --…

  • (no subject)

    . * * * Не горюй. Горевать не нужно. Жили-были, не пропадем. Все уладится, потому что на рассвете в скрипучий дом осторожничая, без крика,…

  • (no subject)

    . Дождик ласковый, мелкий и тонкий, Осторожный, колючий, слепой, Капли строгие скупы и звонки, И отточен их звук тишиной. То — так…

Comments for this post were disabled by the author