galchi (galchi) wrote,
galchi
galchi

Category:
.
Одиночеству неба с мельтешением крыльев,
одиночеству моря с плавниковою гущей
продолжением служит одиночество наше —
одиночество суши, населенное сущим.


Никогда не забудет старый короб гитары
то, что чувствует даже несмышленая поросль:
не листва вообще умирает, а листья,
и не сад, а деревья осыпаются — порознь.

Потому-то морозом подирает по коже
этот ветер вечерней пустыни, сквозящий
в полумраке пещеры и в зашторенной спальне —
ветер, статуям в парке волоса шевелящий.

Он врасплох настигает колокольным ударом
или щебетом птицы на щемящем рассвете,
и мы мечемся тщетно в заколдованном круге,
натыкаясь повсюду на прозрачные сети.

Одиночество! Каждый твой узник и пленник
неизбежно другими будет узнан и признан —
все мы носим на лицах одиночества мету,
все мы граждане этой необъятной отчизны.

Хорхе Каррера Андраде


Subscribe

  • (no subject)

    . * * * Бумага терпела, велела и нам от собственных наших словес. С годами притёрлись к своим именам, и страх узнаванья исчез. Исчез узнавания…

  • (no subject)

    . * * * Февральский радио поет приволье молодости дальней, натопленность кисейной спальной и межпланетный перелет. Перечит нежности начальной…

  • (no subject)

    . * * * . Декабрь морозит в небе розовом, Нетопленный мрачнеет дом. А мы, как Меншиков в Березове, Читаем Библию и ждем. И ждем чего? самим…

Comments for this post were disabled by the author