September 21st, 2015

(no subject)

* * *

Посмотришь окрест и запомнишь - на западе диком,
На севере же и востоке домашних настолько,
Что пляшут зевакам и лижут ладони заикам, -
На голой вершине живет одиноко, но стойко.

И дремлет, качаясь, то снегом сыпучим, то ризой,
То резвою фразой одета, укрыта, согрета;
Порою под праздник рядится классической розой,
А то без причины глядит героиней портрета.

И снится ей в этом угаре, загоне, дурдоме,
Где бесы галдят, где по скатерти жирные пятна -
Какое-то море... обрывок мотива... и кроме -
В публичном саду карусельной лошадки круженье.

Collapse )

С. Чудаков

.
Приходят разные повестки.
Велят начать и прекратить.
Зовут на бал. Хотят повесить.
И просят деньги получить.
И только нет от Вас конверта,
Конверта и открытки в нем.
Пишите, лгите, ложь бессмертна,
А правда -- болевой прием.
Collapse )
денди

Юз Алешковский



Матюкаюсь же я потому, что мат, русский мат, спасителен для меня лично в той зловонной камере, в которую попал наш могучий, свободный, великий и прочая и прочая язык. Загоняют его, беднягу, под нары кто попало: и пропагандисты из Цека, и вонючие газетчики, и поганые литераторы, и графоманы, и цензоры, и технократы гордые. Загоняют его в передовые статьи, в постановления, в протоколы допросов, в мертвые доклады на собраниях, съездах, митингах и конференциях, где он постепенно превращается в доходягу, потерявшего достоинство и здоровье, вышибают из него Дух! Но чувствую: не вышибут. Не вышибут!

Collapse )