July 15th, 2012

денди

В. Шаламов о М. Светлове

Оригинал взят у holden_k в Плотник перепутал фамилии
Читая про Михаила Светлова, случайно наткнулся на не виденный раньше небольшой мемуарный текст Шаламова. Вот он. Удивительное ощущение. Какая-то настолько герметичная история, что воспринимается не как документальный набросок, а как законченный минималистический рассказ.
К вопросу о роли и значении эпизода. И об обусловленности восприятия текста литературным окружением, не свойственным времени, в которое текст написан. И о том, что известный тезис о переходе художественного текста Шаламова в документальный, похоже, справедлив и в обратную сторону.

Ну и не могу не выписать одну фразу, посвящая её товарищам по диплому: "Мыс разговорился, сообщил, что постоянные посетители вытрезвителя — Погодин и Водопьянов, что процент преподавателей истории в вытрезвителе очень велик — превышает чуть не вдвое обыкновенное числи этих людей, приходящееся на население каждого города".

денди

В. Соловьев

На небесах горят паникадила,
       А снизу - тьма.
Ходила ты к нему иль не ходила?
       Скажи сама!
Но не дразни гиену подозрения,
       Мышей тоски!
Не то смотри, как леопарды мщенья
       Острят клыки!
И не зови сову благоразумья
       Ты в эту ночь!
Ослы терпенья и слоны раздумья
      Бежали прочь.
Своей судьбы родила крокодила
      Ты здесь сама.
Пусть в небесах горят паникадила,
      В могиле - тьма.