galchi (galchi) wrote,
galchi
galchi

* * *

Был страшный холод, трескались деревья.
Снаружи сердце перестало биться.
Луна стояла на краю деревни,
Лучом пытаясь обогреть темницы.
Всё было тихо, фабрики стояли,
Трамваи шли, обледенев до мачты,
Лишь вдалеке, на страшном расстояньи
Дышал экспресс у чёрной водокачки.
Всё было мне знакомо в тёмном доме,
Изобретатели трудились у воронок,
И спал, сраженный неземной истомой,
В гусарском кителе больной орлёнок.


Неподвижность

День ветреный посредственно высок,
Посредственно безлюден и воздушен.
Я вижу в зеркале наследственный висок
С кружалом вены и пиджак тщедушный.

Смертельны мне сердечные болезни,
Шум крови повышающийся — смерть.
Но им сопротивляться бесполезней
Чем заграждать ползучий сей четверг.

Покачиваясь, воздух надо мной
Стекает без определенной цели,
Под видимою среди дня луной
У беспощадной скуки на прицеле.

И ветер опускается в камин,
Как водолаз в затопленное судно
В нем видя, что утопленник один
В пустую воду смотрит безрассудно.

Борис Поплавский

Subscribe

  • (no subject)

    . * * * Ласточки твои пропали, Афанасий Фет. Бабочек, что здесь летали, и в помине нет. Похоронена в сугробе песня ямщика. И истлела в темном…

  • (no subject)

    . Как беден наш язык! — Хочу и не могу.— Не передать того ни другу, ни врагу, Что буйствует в груди прозрачною волною. Напрасно вечное…

  • (no subject)

    . * * * Заката отсветы красивы меж облетающих осин. Вот — дети страшных лет России идут в ближайший магазин. А после — вон из…

Comments for this post were disabled by the author