galchi (galchi) wrote,
galchi
galchi

Category:

Игорь Чиннов


Игорь Владимирович Чиннов [12(25) сентября 1909 — 21 мая 1996] — русский поэт.

* * *

Так проплывают золотые рыбки,
Как лепестки оранжевых настурций,
Почти просвечивая словно дольки
Мессинских золотистых апельсинов.

Так шевелятся огоньки церковных
Свечей, мерцая, розово желтея,
Как маленькие пламенные листья.

Так отсвет ранних фонарей в реке
Сквозит, и золотятся, отражаясь,
Оранжевые лепестки заката.

Так в тёмных, с рыжим золотом, глазах
Плывут, колеблясь, золотые тени.

Париж
1953 г.

* * *

Я недавно коробку сардинок открыл.
В ней лежал человечек и мирно курил.

«Ну, а где же сардинки?» – спросил его я.
Он ответил: «Они в полноте бытия.

Да, в плероме, а может, в нирване они,
И над ними горят золотые огни,

Отражаясь в оливковом масле вот здесь,
И огнём золотым пропитался я весь.»

Я метафору эту не мог разгадать.
Серебрила луна золотистую гладь,

И на скрипке играл голубой господин,
Под сурдинку играл он в коробке сардин,

Под сардинку играл – совершенно один.

1976


* * *

Неужели не стоило
Нам рождаться на свет,
Где судьба нам устроила
Этот смутный рассвет,

Где в синеющем инее
Эта сетка ветвей —
Словно тонкие линии
На ладони твоей,

Где дорожка прибрежная,
Описав полукруг,
Словно линия нежная
Жизни — кончилась вдруг,

И полоска попутная —
Слабый след на реке —
Словно линия смутная
Счастья — там, вдалеке...


* * *
                                             Георгию Иванову

О, Планида-Судьба, поминдальничай,
Полимонничай, поапельсинничай,
Чтоб душа пожила не страдалицей,
Пожила бы душа именинницей,
Баловницей, царицей, капризницей!
Захотелось душонке понежиться –
Потому что еще мы не при смерти,
Далеко до зубовного скрежета.
Сокруши-ка, Судьба, врата адовы,
Улыбнись ты, Дуреха Ивановна,
Чтобы райской невиданной радости
Было море кругом разливанное!


* * *

Я – недорезанный буржуй. (Надеюсь,
Теперь уж не дорежут.) Ананасов
И рябчиков жевать не приходилось,
А приходилось – мерзлую картошку,
Изысканного розового цвета,
Противно сладковатую. И рыбу
Копченую – и жесткую настолько,
Что надо было ею бить нещадно
По мраморному бюсту королевы
Виктории, чтоб размягчить. И соли
В ней было столько, сколько в океане.
Как хорошо, что нас не расстреляли!
Ведь если бы прихлопнули, то как бы
Я дожил до восьмидесяти? То-то.
Но это, милый, не твоя забота.


Subscribe

  • Венедикт Ерофеев : Ничто не вечно, кроме позора

    фото А. Брусиловского Венедикт Васильевич Ерофеев (24.10.1938 - 11.05.1990) - русский писатель. Ничего, Ерофеев, ничего. Пусть смеются, не…

  • (no subject)

    . * * Как только про мгновения весны кино начнется, опустеет двор, ему приснятся сказочные сны, умнейшие, хоть узок кругозор. Спи, спи, покуда…

  • (no subject)

    . Гений Гений летал над моей головой Вроде растрепанной книжки, Хлопали крылышки за спиной, Как на кастрюлях крышки. Сбоку висел пустой пенал,…

Comments for this post were disabled by the author