galchi (galchi) wrote,
galchi
galchi

Слава в вышних Богу, и на земли мир, во человецех благоволение!


Рождество Христово

СОЧЕЛЬНИК

Темнее стал за речкой ельник.
Весь в серебре синеет сад
И над селом зажег сочельник
Зеленый медленный закат.
Лиловым дымом дышат хаты,
Морозна праздничная тишь.
Снега, как комья чистой ваты,
Легли на грудь убогих крыш.
Ах, Русь, Московия, Россия,
Простор безбрежно снеговой,
Какие звезды золотые
Сейчас зажгутся над тобой.
И всё равно, какой бы жребий
Тебе ни бросили года,
Не догорит на этом небе
Волхвов приведшая звезда.
И будут знать и будут верить,
Что в эту ночь, в мороз, в метель
Младенец был в простой пещере
В стране за тридевять земель.

Николай Туроверов,
1926


СОЧЕЛЬНИК

Вечер гаснет морозный и мирный,
Все темнее хрусталь синевы.
Скоро с ладаном, златом и смирной
Выйдут встретить Младенца волхвы.

Обойдут задремавшую землю
С тихим пением три короля,
И, напеву священному внемля,
Кровь и ужас забудет земля.

И в окопах усталые люди
На мгновенье поверят мечте
О нетленном и благостном чуде,
О сошедшем на землю Христе.

Может быть, замолчит канонада
В эту ночь и притихнет война.
Словно в кущах Господнего сада
Очарует сердца тишина.

Ясным миром, нетленной любовью
Над смятенной повеет землей,
И поля, окропленные кровью,
Легкий снег запушит белизной!

Г. Иванов

* * *

Рождество расцвѣтаетъ. Рѣка наводняетъ предмѣстья.
Тамъ, гдѣ падаетъ снѣгъ, паровозы идутъ по водѣ.
Крыши ярко лоснятся. Высокій декабрьскій мѣсяцъ
Ровной, синею нотой звучитъ на замерзшемъ прудѣ.

Четко слышится шагъ, вдалекѣ безъ конца повторяясь,
Приближается кто-то и долго стоитъ у стѣны,
А за низкой стѣной задыхаются псы, надрываясь,
Скаля бѣлые зубы въ холодный огонь съ вышины.

Рождество, Рождество! Отчего же такое молчанье,
Отчего все темно и очерчено четко вездѣ?
За стѣной Новый Годъ. Запоздалыхъ трамваевъ звучанье
Затихаетъ вдали, поднимаясь къ Полярной звѣздѣ.

Какъ все чисто и пусто. Какъ все безучастно на свѣтѣ.
Все застыло, какъ ледъ. Все къ лунѣ обратилось давно.
Тихо колоколъ звякнулъ. На брошенной кѣмъ-то газетѣ
Нарисована елка. Какъ страшно глядѣть на нее.

Тихо въ черномъ саду, дискъ луны отражается въ лейкѣ.
Есть ли елка въ аду? Какъ встрѣчаютъ въ тюрьмѣ Рождество?
Далеко за луной и высоко надъ желтой скамейкой
Безмятежно нездѣшнее млечное звѣздъ торжество.

Все какъ будто ждало, и что спугнута птица шагами
Лишь затѣмъ, чтобъ напомнить, что призраки жизни страшны,
Осыпая сіянья, какъ долго мы были врагами
Тишины и природы, и все ж мы теперь прощены.

Борис Поплавский
Subscribe

  • Венедикт Ерофеев : Ничто не вечно, кроме позора

    фото А. Брусиловского Венедикт Васильевич Ерофеев (24.10.1938 - 11.05.1990) - русский писатель. Ничего, Ерофеев, ничего. Пусть смеются, не…

  • (no subject)

    . * * Как только про мгновения весны кино начнется, опустеет двор, ему приснятся сказочные сны, умнейшие, хоть узок кругозор. Спи, спи, покуда…

  • (no subject)

    . Гений Гений летал над моей головой Вроде растрепанной книжки, Хлопали крылышки за спиной, Как на кастрюлях крышки. Сбоку висел пустой пенал,…

Comments for this post were disabled by the author