galchi (galchi) wrote,
galchi
galchi

Categories:

деревья Чудакова: «Братья Карамазовы»

Оригинал взят у orph28 в деревья Чудакова: «Братья Карамазовы»
На момент, когда книга "Справка по личному делу" ушла в типографию, фотографии дерева, росшего во дворе бирманского посольства (ну, или посольства Мьянмы, как оно теперь называется) с нормальным для печати разрешением у меня не было, поэтому ее пришлось дать небольшим размером, что книжку не украсило. Уже после того, как тираж был отпечатан, автор фото, Максим Яшин, прислал мне его оригинал. Думаю, будет интересно сопоставить изображение дерева в хорошем качестве и текст С.Ч. из его "Репортажа о деревьях..."

DSCN4157.jpg

То, что я вижу в дереве № 4, невозможно ни сфотографировать, ни нарисовать. Далеко не все в нем можно выразить и словами. Кроме того, это то самое дерево, про которое я говорил, что оно «пользуется правом экстерриториальности» – ибо растет во дворике бирманского посольства по улице Герцена, 41. Это дерево нельзя назвать огромным, но оно производит грандиозное впечатление. Этому помогают небольшие пропорции особняка и домов рядом. А дерево как бы составное: толстый огромный ствол, в котором греки периода архаики увидели бы изображение Зевса; из ствола вырастают четыре гигантских сука, вполне могущие считаться самостоятельными деревьями.
Ветви на громадине двух сортов: те, на которые постепенно разветвляются суки, и те, которые в растительной безудержи густой щетиной пробиваются сквозь кору главного и четырех «сыновних» стволов («безудержи» – написала я, потому что давно про себя прозвала это дерево «Братья Карамазовы»). Эти выстреливающие из грубой коры побеги, как бы импульс в импульсе, напоминают мне прекрасное любовное четверостишие позднеримского поэта Флора:

Грушу с яблоней в саду я деревцами посадил,
На коре пометил имя той, которую любил.
Ни конца нет, ни покоя с той поры от страстных мук:
Сад все гуще, страсть все жгучей, ветви тянутся из букв.

«Ветви тянутся из букв...» То есть эти буквы, символы любви, как будто вытягивают своим начертанием и смыслом усиленный рост побегов. Сад оплодотворен любовью – это один из древнейших мифов. Обычай воздействовать таким образом на сады сохранился почти до нового времени.
Кроме того, такие большие разветвленные деревья были символами власти или благородства рода (генеалогические деревья). Современная индустриальная идеология как бы подражает этому обыкновению, когда рисуются схемы: «Что можно получить из ацетилена» или «из бензола» (автомобильные шины, чулки, взрывчатые вещества, лекарства висят на веточках такой схемы).
Ветви дерева № 4 как бы по ночам уходят к звездному небу и дотрагиваются до него. У индейцев существовала легенда, что было когда-то дерево, действительно достающее до неба, и по нему души умерших избирались к предкам. Но злая однозубая колдунья, рассердившись на плохое угощение, подгрызла и обрушила это великое дерево. С тех пор далеко не все души могут попасть на небо.
Может быть, наш гигант на улице Герцена и не является священным, но один раз я наблюдала его благотворное воздействие. – На мостовой около него «стукнулись» таксист и частник. Подбежал орудовец. Началась перебранка, спор. Накал сперва возрастал, но, обследуя место происшествия, люди нет-нет да и взглядывали на дерево. Потом чаще. Разговор стал спокойнее. Потом заговорили о дереве. Стороны примирились. Орудовец сказан: «И кто его знает, какой он породы». Я думаю, что дерево проявило здесь свое смягчающее величие. Вспомним первобытные висячие поселки на таких вот деревьях. Казалось бы, подобная архитектура отошла в доисторическое прошлое. Но вот знаменитый архитектор Райт утверждает, что один из лучших типов домов – небоскреб, построенный по принципу дерева. Предполагается, что в будущем отдельные части здания будут подвешивать на высоких, порядка километра, каркасах или лифтных стволах, добавляя по мере надобности те или другие объемные элементы. В ближайший космический век такое дерево-город будет на свой лад касаться если не звезд, то по крайней мере планет.
Subscribe

  • C Праздником!

    Москва, 9 мая 1945 года. Фото из архива ТАСС.

  • (no subject)

    . Знайте Знайте, люди! До конца, До заслуженной награды, - Боль тернового венца Не поставит нам преграды, А израненная грудь И изведанные беды…

  • (no subject)

    . * * * История – не ряд бездушный дат и не парад имен, великих делом, а на клочки разорванный солдат и детский рев в жилище опустелом.…

Comments for this post were disabled by the author