galchi (galchi) wrote,
galchi
galchi

Георгий Иванов

.
                  * * *

Страсть? А если нѣтъ и страсти?
Власть? А если нѣтъ и власти
Даже надъ самимъ собой?

Что же дѣлать мнѣ съ тобой?

Только не гляди на звѣзды,
Не грусти и не влюбляйся,
Не читай стиховъ пѣвучихъ
И за счастье не цѣпляйся –

Счастья нѣтъ, мой бѣдный другъ.

Счастье выпало изъ рукъ,
Камнемъ въ морѣ утонуло,
Рыбкой золотой плеснуло,
Льдинкой уплыло на югъ.

Счастья нѣтъ, и мы не дѣти.
Вотъ и надо выбирать –
Или жить, как всѣ на свѣтѣ,
Или умирать.

Георгiй Ивановъ,
1930

* * *
                                   Но черемуха услышит
                                         И на дне морском простит
...

                                    О. Мандельштам

Это было утром рано
Или было поздно вечером
(Может быть, и вовсе не было).

Фиолетовое небо
И, за просиявшим глетчером,
Черный рокот океана.

...Без прицела и без промаха,
А потом домой шажком...

И оглохшая черемуха
Не простит на дне морском!

<1954>

* * *

Упал крестоносец средь копий и дыма,
Упал, не увидев Иерусалима.

У сердца прижата стальная перчатка,
И на ухо шепчет ему лихорадка:

-- Зароют, зароют в глубокую яму,
Забудешь, забудешь Прекрасную Даму,

Глаза голубые, жемчужные плечи...
И львиное сердце дрожит, как овечье.

А шепот слышнее: -- Ответь на вопросец:
Не ты ли о славе мечтал, крестоносец,
О подвиге бранном, о битве кровавой?
Так вот, умирай же, увенчанный славой!


* * *

Видишь мост. За этим мостом
Есть тропинка в лесу густом.
Если хочешь -- иди по ней
Много тысяч ночей и дней
Будешь есть чернику и мох,
Будут ноги твои в крови --
Но зато твой последний вздох
Долетит до твоей любви.

Видишь дом. Это дом такой,
Где устали ждать покой,
Тихий дом из синего льда,
Где цветут левкои всегда.
...Поглядишь с балкона на юг,
Мост увидишь и дальний лес,
И не вспомнишь даже, мой друг,
Что твой свет навсегда исчез.

1946

* * *

Паспорт мой сгорел когда-то
В буреломе русских бед.
Он теперь дымок заката,
Шорох леса, лунный свет.

Он давно в помойной яме
Мирового горя сгнил,
И теперь скользит с ручьями
В полноводный, вечный Нил.

Для непомнящих Иванов,
Не имеющих родства,
Все равно, какой Иванов,
Безразлично -- трын-трава.

Красный флаг или трехцветный?
Божья воля или рок?
Не ответит безответный
Предрассветный ветерок.

* * *

Я научился понемногу
Шагать со всеми - рядом, в ногу.
По пустякам не волноваться
И правилам повиноваться.

Встают - встаю. Садятся - сяду.
Стозначный помню номер свой.
Лояльно благодарен Аду
За звездный кров над головой

* * *

Построили и разорили Трою,
Построили и разорят Париж.
Что нужно человеку -- не герою --
На склоне?.. Элегическая тишь.

Так почему все с большим напряженьем
Я жизнь люблю -- чужую и свою, --
Взволнован ею, как солдат сраженьем,
Которое окончится вничью.

<1955--1956>

* * *

Мимозы солнечные ветки
Грустят в неоновом чаду,
Хрустят карминные креветки,
Вино туманится во льду.

Все это было, было, было...
Все это будет, будет, бу...

Как знать? Судьба нас невзлюбила?
Иль мы обставили судьбу?

И без лакейского почету
Смываемся из мира бед,
Так и не заплатив по счету
За недоеденный обед.

<1955>

* * *

Как тридцать лет тому назад,
Как тридцать пять, возможно, сорок,
Я заглянул в твой сонный сад,
Царица апельсинных корок,

Царица лунной шелухи,
Сердец, которые не бьются,
Где только мучатся стихи
И никогда не создаются.

И все не разрешен вопрос,
Один из вечных и напрасных:
Что слаще -- запах красных роз
Иль шорох туфелек атласных?

<1954>


История. Время. Пространство.
Людские слова и дела.
Полвека войны. Христианства
Двухтысячелетняя мгла.
Пора бы и угомониться...
Но думает каждый: постой,
А, может быть, мне и приснится
Бессмертия сон золотой!

Subscribe

  • (no subject)

    . * * * По широким мостам… Но ведь мы всё равно не успеем, Этот ветер мешает, ведь мы заблудились в пути, По безлюдным мостам, по широким и…

  • (no subject)

    . * * * Гул затих, я вышла на подмостки, а очнулась в городе Свердловске, в памяти бездонная дыра, в пачке ни единой папироски, в городе…

  • (no subject)

    . * * * Забудь, чего я тебе скажу. А не забудешь — что ж. Я сам, что тать, по ночам дрожу и выкрикну первым: ложь! Заворожённо с дубовых…

Comments for this post were disabled by the author