galchi (galchi) wrote,
galchi
galchi

Сергей Главацкий

***

Тусклый вечер покаянные цветы сжигает в поле.
Високосный снег-отшельник прячет погремушки.
Мы - рабы хронической бесстыдно-адской боли.
Мы - у дьявола на мушке.

Амазонки горделиво рассекают эпилоги
Негативов прежних эр теченьем снежных лодок...
Одиночества боятся лишь единороги.
Одиночество - свобода.

Можжевеловая совесть мёртвой дискотеки
Впрыскивает невесомость в пешек обречённых.
Кто теперь пойдёт по тротуарам пегим,
Снежной ветошью мощённым -

Вместо нас? ... Теперь нам - не расхаживать по миру.
Вместо нас в калейдоскоп судьбы заброшен вечер.
В этом городе отныне, в храмах и квартирах -
Моментально гаснут свечи.


Свадьба безысходности и вечности. Гвоздики.
Хризантемы. Тут же - смерть и неотложка.
Прежнее - иллюзия. Мы ветрены и дики.
Снег раздавит нас в лепёшку..

Ты не знаешь, сколько будет этажей и окон
В нашем светлом доме, в том, которого не будет...
Ты не знаешь, будет ли темно и одиноко
Без улыбки нашей - людям...

Я не знаю, кто вернётся первым - внеурочно! -
В этот вечер, от которого забыты коды...
Многого не знаем. Но одно мы знаем точно:
Одиночество - свобода.

07.08.2004

Subscribe

  • (no subject)

    . Курортная поэма Москва экологическая ниша Ты как давно отнятая рука в которой боль живет щекотка дышит во сне её министры пожимают за…

  • Бахыт Кенжеев

    Хочется спать, как хочется жить, перед огнем сидеть, чай обжигающий молча пить, в чьи-то глаза глядеть. Хочется жить, как хочется спать,…

  • (no subject)

    . * * * И вот исчез, в черную ночь исчез, -- Как некогда Иосиф, плащ свой бросив. Гляжу на плащ -- черного блеска плащ, Земля (горит), а сердце --…

Comments for this post were disabled by the author