galchi (galchi) wrote,
galchi
galchi

Category:

Немедийный затворник из Кологрива

Оригинал взят у zadumov в Немедийный затворник из Кологрива
Оригинал взят у liudprando в Немедийный затворник из Кологрива
Еще на одного хорошего поэта в России стало меньше - 9 июля скончался поэт Владимир Леонович. Мой товарищ Сергей Чередниченко, услышав его вживую, охарактеризовал его так: "принципиально немедийный затворник из Кологрива с абсолютно европейским образом мыслей".

Оставим в стороне "европейский образ мыслей", поскольку в чем он сегодня заключается мне решительно непонятно. В творчестве Леонович так и не стал либералом, несмотря на тесные, в том числе дружеские, связи с этим кругом.


В.Леонович.jpg

Я хотел его напечатать в своем поэтическом журнале, к сожалению, при жизни поэта не успел. Что ж, сделаю это после.

Вот одно из его, пожалуй самых сильных стихотворений, посвященное Варламу Шаламову, которого Леонович провожал в последний путь:

ВАРЛАМ ШАЛАМОВ

100 лет Шаламову. Великого писателя мерзлой земли русской писатели не хоронили. Гроб донесли до могилы только двое, да и те Алик Зорин и я. На отпевании стоял Фазиль.
2007 год Свиньи и текущая эпоха понуждают меня уведомить читателя и об
этом — ради минимализации родимого свинства ныне и впредь. Авось…



Там, где Садовое кольцо
легло на белые сады,
я угадал его лицо —
я целовал его следы.
На Лира не был он похож —
не те печали-времена —
классических подобий ложь
оригиналу не нужна.
Зеленый свет — рысцой-трусцой,
не глядя, по своим делам…
Но я увидел, как Варлам
Шаламов шел через кольцо:
глазниц полуночная тень,
проваливающийся рот…
Он шел через московский день,
сквозь кольцевой круговорот.
Пустоты тела и углы
и полы с ветром пополам…
На сочлененья и узлы
пойдет любой железный хлам,
и примет каждая щека
по вмятине от кулака:
твоя натура — потрудись,
твоя пора авангардист.

Исканьями переболев,
увидим как-нибудь и мы,
что этого лица рельеф
хранят ущелья Колымы.
Итоги классовой борьбы
невпроворот и невпродых:
надсмотрщики и рабы
с двадцатых до сороковых…
Безбожный труд пойдет не впрок,
вернется золото в песок,
и встанет горла поперёк
у нищих отнятый кусок!
За двадцать лет в колымском рву
мне столько счастья раб нарыл,
что кровью харкаю и рву
промежду хрюкающих рыл!
Неумирающий конвой
внучат и правнуков растит,
и тяготеет над Москвой
непобедимый срам и стыд.
По тихим улочкам ее
гуляет с палочкой, в пенсне
мемориальное трупье —
не наяву — и не во сне…

В приюте обмели углы,
иконку положили в гроб,
потом зарыли кандалы…
не глубже, чем в колымский ров…
— Помилуй, Боже, и спаси! —
Варламия-еретика
отпели ангелы Руси
и приняли ее века.
Надгробных не было речей —
он так хотел — и в крайний час
от слез и фраз и стукачей
избавил и себя и нас.

И еще одно - знаковое:

У НЕСТЕРОВА

Воображением не богат,
на вернисаже
Я погружался в Черный квадрат –
вылез – весь в саже.

Ну и довольно. Куда мне уйти?
Тихо у Нестерова, почти
пусто.
Отроку Варфоломею
было виденье… И я - во плоти –
вижу камею
русоволосую, лет двадцати.
В темном, тиха и бледна,
словно бы к постригу и она
нынче готова.
Скрыты, Россия, твои семена,
блещет полова.
Я разумею,
что уходящий от мира сего
зиждет его…
и гляжу и немею.

Русая Русь моя, в черный квадрат
черти заталкивали стократ –
полно, тебя ли?
Матовый свет на лице, словно рис.
Не осквернили торжественных риз,
А ведь ногами топтали…


Subscribe

  • (no subject)

    . Фонтанка Асфальтовая дрожь и пена Под мостом — двести лет назад Ты, по-змеиному надменна, Вползла в новорожденный град. И днесь не могут…

  • (no subject)

    . * * * Февраль зернист и черен на изломе, и хочется припасть к нему на грудь в отступнической розовой истоме и до поры уснуть. Шершав рассвет.…

  • (no subject)

    . Под утро Беспечной маленькой птички частые трели из форточки, совсем, как звонит "межгород". Случилось горе: мы с тобой постарели…

Comments for this post were disabled by the author