galchi (galchi) wrote,
galchi
galchi

Categories:

К. Д. Бальмонт - 145


Миг благовестия

Я куколка. Я гусеница.
Я бабочка. Не то. Не то.
Одно лицо, и разны лица.
Я три лица, и я никто.

Я точка. Нить. Черта. Яичко.
Я семечко. Я мысль. Зерно.
В живой душе всегда привычка
В веках вертеть веретено.

Я детка малая. Глядите.
Зеленоватый червячок.
Мой час пришел. Скрутитесь, нити.
Дремать я буду должный срок.

Меня не трогайте. Мне больно,
Когда до люльки червяка,
При виде искуса, невольно,
Коснется чуждая рука.

Как малый маятник, я вправо,
И влево, выражу, что сплю.
Не троньте. Сон мой не забава,
Но я подобен кораблю.

Я храм. В мой самый скрытый ярус
Ударил верный луч тепла.
Корабль, дрожа, раскрыл свой парус.
Весна красна. Весна пришла.

Крыло есть признак властелина.
Был жизнетворческим мой сон.
Я око синее павлина.
Я желтокрылый махаон.

Будя полетом воздух чистый,
И поникая над цветком,
Целую венчик золотистый
Я задрожавшим хоботком.

Миг благовестия. Зарница,
Животворящая цветок.
Не куколка. Не гусеница.
Я бабочка. Я мотылек. 

СИНИЙ

Пустынями эфирными, эфирными-сапфирными,
Скитается бесчисленность различно-светлых звезд.
Над этими пространствами, то бурными, то мирными,
Душою ощущается в Эдем ведущий мост.

Зовется ли он Радугой, навек тысячецветною,
Зовется ли иначе как, значения в том нет.
Но синий цвет - небесный цвет, и грезою ответного
Просящему сознанию дает он ряд примет.

Примет лазурно-радостных нам в буднях много светится,
И пусть, как Море синее, дороги далеки,
"Дойдешь", тебе вещает лен, там в Небе все отметится,
"Дойдешь", твердят глаза детей, и шепчут васильки.

ЧЕЛОВЕЧКИ

Человечек современный, низкорослый, слабосильный,
Мелкий собственник, законник, лицемерный семьянин,
Весь трусливый, весь двуличный, косодушный, щепетильный,
Вся душа его, душонка - точно из морщин.

Вечно должен и не должен, то - нельзя, а это - можно;
Брак законный, спрос и купля, облик сонный, гроб сердец,
Можешь карты, можешь мысли передернуть - осторожно,
Явно грабить неразумно, но - стриги овец.

Монотонный, односложный, как напевы людоеда?
Тот упорно две-три ноты тянет-тянет без конца,
Зверь несчастный существует от обеда до обеда,
Чтоб поесть - жену убьет он, умертвит отца.

Этот ту же песню тянет, - только он ведь просвещенный,
Он оформит, он запишет, дверь запрет он на крючок.
Бледноумный, сыщик вольных, немочь сердца, евнух сонный, -
О, когда б ты, миллионный, вдруг исчезнуть мог!  
 
***

Я с ужасом теперь читаю сказки -
Не те, что все мы знаем с детских лет.
О, нет: живую боль - в ее огласке
Чрез страшный шорох утренних газет.

Мерещится, что вышла в круге снова
Вся нежить тех столетий темноты:
Кровь льется из Бориса Годунова,
У схваченных ломаются хребты.

Рвут крючьями язык, глаза и руки.
В разорванный живот втыкают шест,
По воздуху в ночах крадутся звуки -
Смех вора, вопль захватанных невест.

Средь бела дня - на улицах виденья,
Бормочут что-то, шепчут в пустоту,
Расстрелы тел, душ темных искривленья,
Сам дьявол на охоте. Чу! - "Ату!

Ату его! Руби его! Скорее!
Стреляй в него! Хлещи! По шее! Бей!"
Я падаю. Я стыну, цепенея.
И я их брат? И быть среди людей!

Постой. Где я? Избушка. Чьи-то ноги.
Кость человечья. Это - для Яги?
И кровь. Идут дороги всё, дороги.
А! Вот она. Кто слышит? Помоги!
<Декабрь 1905>

                                                                               
                                                                                                           Вся земля - моя, и мне дано пройти по ней.

                                                                                                                                                Аполлоний Тианский

Люди Солнце разлюбили, надо к Солнцу их вернуть,
Свет Луны они забыли, потеряли Млечный Путь.

Развенчав Царицу-Воду, отрекаясь от Огня,
Изменили всю Природу, замок Ночи, праздник Дня.

В тюрьмах дум своих, в сцепленье зданий-склепов, слов-могил
Позабыли о теченье Чисел, Вечности, Светил.

Но качнулось коромысло золотое в Небесах,
Мысли Неба, Звезды-Числа, брызнув, светят здесь в словах.

Здесь мои избрали строки, пали в мой журчащий стих,
Чтоб звенели в нем намеки всех колодцев неземных.

Чтоб к Стихиям людям бледным показал я светлый путь,
Чтобы вновь стихом победным в царство Солнца всех вернуть.



о нем



Tags: Бальмонт, день рождения
Subscribe

  • (no subject)

    . Над закатами и розами — Остальное все равно — Над торжественными звездами Наше счастье зажжено. Счастье мучить или мучиться,…

  • (no subject)

    . "Грядущее" Двадцатый год. Взят Крым. Но с панской Польшей Идет война. На запад - эшелоны И на трудфронт. В Донбасс! Заводам угля,…

  • (no subject)

    . * * * апрель до августа апрель во всём как дно — так блекло холодно и больно повторяться в излогах стен так мёртво бьёт в окно сезаннова…

Comments for this post were disabled by the author