galchi (galchi) wrote,
galchi
galchi

Category:

К 75-летию Сергея Чудакова Тьерри Мариньяк перевел его стихи на французский

Оригинал взят у dondanillo в Стихи Чудакова в переводе на французский Тьерри Мариньяка


Тьерри Мариньяк в Москве, май 2012, фото - Dondanillo

Vers de Sergueï Tchoudakov, traduits par Thierry Marignac

Camarade enchristé pour contrefaçon.
Mais le regret serait sans raison :
La faute est toute à la forme passive
Et la conjugaison subjonctive.

Voici «Moby Dick». Il a un sens profond.
C’est un crime de ce livreendurer la privation.
Il ne coûte qu’un rouble — passive caution,
Un rouble — subjonctive conjugaison.

Il ne faut pas dire : le premier ministre est cruel
Il est doux, mais féroce est le réel.
Un style à la mode — Passive inclinaison
Et subjonctive conjugaison.

La bataille de bombes H ne saurait tarder.
À l’heure de pulvérisation généralisée
La forme passive nous pend au nez
Sans le moindre subjonctif conjugué.



Приятеля сажают за подлог.
Но было бы неверным сожаленье:
Всему виной - страдательный залог
И сослагательное наклоненье.

Вот "Моби Дик". И смысл его глубок.
Утрата этой книжки - преступленье.
И стоит рубль - страдательный залог,
Рубль - сослагательное наклоненье.

Нельзя сказать, что наш премьер жесток.
Он кроток, но свирепо исполненье.
Стал моден стиль - страдательный залог
И сослагательное наклоненье.

Но водородной схватки близок срок.
И в час всеобщего испепеленья
Нам предстоит страдательный залог
Без сослагательного наклоненья.


***

Bouclé dans une clinique neurologique
Pieds et poings liés et tabassé
Voilà qu’un maître de la critique
Veut m’encenser ou m’éreinter

À droite le style, à gauche les formes
Par ici métaphore, par là contraste
Mon Dieu, qu’on est tous aux normes
Aujourd’hui personne n’est faste

Когда я заперт в нервной клинике,
когда я связан и избит,
меня какой-то мастер в критике
то восхваляет, то язвит.

Направо - стиль, налево - образы,
сюда - сравненье, там - контраст.
О Боже! Как мы все обобраны!
Никто сегодня не подаст.


***

Quand on crie
«Un homme par-dessus bord !»
Le navire marin, énorme comme une maison de rapport
S’arrête brusquement
Et l’homme
L’on repêche avec des cordes de gréement
Mais lorsque l’âme de l’homme
Passe par-dessus bord
Quand il suffoque, noyé
d'angoisse
de désespoir
Alors même sa maison privée
Oublie de s'arrêter
Voguant plus loin sur le trottoir !

Когда кричат:
«Человек за бортом!»
Океанский корабль, огромный, как дом,
Вдруг остановится
И человек
веревками ловится.
А когда
душа человека за бортом,
Когда он захлебывается
от ужаса
и отчаяния,
То даже его собственный дом
Не останавливается
и плывет дальше.


***

Ce monde simpliste atrocement condamné débordant
Comme un crachat sur cent éclaboussures, je m’y suis fracassé
Foule épaisse amassée entourant mes semblables, maudissant
Le triomphe avait lieu des fourmis insensées
Dieu n’existe pas, sans lui nul n’a conçu de prothèse
Pour, au cadre gentleman, river cette vermine balaise,
Mais un savant surdoué saisit une boîte de fer, de zinc,
Pour y cloquer une tranche d’uranium 235.

Этот мир простой и страшный обреченно обтекая
Как плевок на сотню брызгов я разбился об него
А вокруг толпа сгустилась мне подобных обрекая
Муравьиного безумья совершилось торжество
Бога нет и вместо бога не придумали протеза
Чтобы в рамках джентльменских это быдло удержать
Но ученый с пятым пунктом взял контейнер из железа
И вложил кусок урана с маркой 235

***

Noch einmal alles zuerst!

Encore des couchants de safran
Sur une montagne sans nom
Brillante encore tu es parintention
Et si inhabituelle par instants
Encore ont sonné ten’o’clock
À l’horloge de la chambre bleue
Encore j’ai bredouillé du A.Blok
Et après le thé, à nouveau verstes feux
La trompe dans le hall nousconvoque encore
Encore confuse la musique
Blouses bariolées kaléidoscopiques
Et seul je te suis à jamaisdomestique
Ensemble encore nocturne mêlée des corps
Et la gorge tendre d'abricot
(Lèvres et lèvres)… à nouveau…
Mener la danse… Il ne faut
Encore comme chaque matin
Tu es silencieuse, étrangère des lointains
Le nacre d’avant l’aurore
Les perles-étoiles a fardé
(Elle doit) perle enchantée
(Se déverser) étinceler d’unelueur d’or
Circonférence refermée
Inévitable encor !


Noch einmal alles zuerst!

Опять шафранные закаты
Над безымянною горой
Опять намеренно ярка ты
И так небуднична порой
Опять звенели тен-о-клоком
Часы в гостиной голубой
Опять весь день я бредил Блоком
А после чая - вновь тобой
Опять под переплёски музык
Калейдоскопы пёстрых блузок
А близок вечно только я
Опять сумбур ночного вместе
И абрикосность нежных щёк
(Губы в губы)... ещё...
... Не надо... вести
...Опять, как в каждое из утр
Ты молчалива и отчужена
Передрассветный перламутр
Украсила звезда-жемчужина
(Должна) волшебная жемчужность
(Переливаться) и сиять
В который раз сомкнув окружность
Неотклонимого Опять!

---------------------------------------------------
Тьерри Мариньяк (Thierry Marignac) - род. 1958, французский писатель, журналист, переводчик. Автор 10 книг изданных во Франции и других странах. Автор французской биографии Нормана Мейлера. Боксер и путешественник. Живет в Бельгии. Как сказали бы раньше - большой друг Советского Союза.
Перевел сборник стихов С.И. Чудакова "Колер локаль" на французский язык.



Subscribe

  • (no subject)

    Золотая пряжа Много лет назад, в 1995 году (long long time ago). Меня, девятнадцатилетнего, понесло в далекий путь по трассе. Это был второй раз в…

  • (no subject)

    . Возвращение Шёл отец, шёл отец невредим Через минное поле. Превратился в клубящийся дым - Ни могилы, ни боли. Мама, мама, война не вернёт... Не…

  • (no subject)

    . * * * Что останется? Ржавчина свалок, Долгий голод, рассказы калек... И подумают дети, что жалок Был прославленный пулями век. Что им скажут…

Comments for this post were disabled by the author