galchi (galchi) wrote,
galchi
galchi

Categories:

Б. Кенжеев


* * *

То эмигрантская гитара,
то люди злые за углом -
душа ли к старости устала
махать единственным крылом?

 

Запить водой таблетку на ночь,
припомнить древний анекдот...
Знать, Владислав Фелицианыч
опять к рассвету подойдет.

Снимает плащ, снимает шляпу,
и невозможный зонтик свой
в прихожей отряхает на пол,
а там, качая головой,

задвижку на окне нашарит
шепнет: «Зачем же так темно?»
и тут же страшный свет ударит
в мое раскрытое окно.

И подымаюсь я с постели,
подобно Лазарю, когда
встают в подоблачном пределе
деревья, звери, города,

где все умершие воскресли,
где время стиснуто в кулак,
где тяжелы земные песни
в ржавеющих колоколах,

и над железной голубятней
гуляет голубь в вышине -
и день прекрасней и превратней,
чем мнилось сумрачному мне.

Пошли мне, Господи, горенья,
помилуй - бормочу - меня,
не прозы, не стихотворенья,
дай только горького огня -

и умолкаю без усилий,
и больше не кричу во сне,
где у окошка мой Виргилий -
худой, в надтреснутом пенсне.



Феликс Чечик

* * *

Всю ночь скрипеть пером при свете
давно погашенной свечи,
чтоб коммунальные соседи
от скрипа мучались в ночи,
чтоб Владислав Фелицианыч
скончался рано, до греха,
чтоб от написанного за ночь
осталась только буква “х”.


 

Всеволод Зельченко

ХОДАСЕВИЧ В ВЕНЕЦИИ

Это флейты? Я выбрал одну.
Уходите. Оставьте хористок.
Matka Boska, как ранит луну
Этот ангел, чугунный подросток,
Как течет и дробится на семь
Отражение камня на камне!
Будем квиты, Симсим -
Тарабарская честь велика мне.

Обернись, я хочу, какова,
Увидать - в этом платье, в оплетье
Огуречном, пока жернова
Перемелют нам кофе на третье,
Узнаю тебя, звоном щита
Распугав тараканье блаженство -
Но таится тщета
В соразмерности каждого жеста,

Вдалеке, в полумраке по грудь,
В электричке калека с баяном
(Я тебя не встревожу ничуть -
Ни филиппикой, ни покаянным
Шепотком), в сочетанье церквей,
В содержимом разжатой ладони,
В каждой ноте твоей
Вырожденьем напетой латыни;

Я с закушенной кану губой,
Но разучат охальник и шкодник,
Бормотун, бонвиван, зверобой
На парнасском пиру второгодник
Этих вод натяженье и ржу,
Эту прихоть лепечущих парок -
Как я после скажу,
Суперприз, небывалый подарок.,

 

Subscribe

  • (no subject)

    . Мой стих искал тебя... Вяземский Не гладкие четки, не писаный лик, хватает на сердце зарубок. Весь век свой под Богом ты был как бы бык.…

  • (no subject)

    . * * * Как прежде, горек вкус рябины… Сентябрьский дворик, полсотни зорек, прошедших мимо, и клочья дыма в чужие спины, и вкус рябины…

  • (no subject)

    . Красные Листья под Инеем Красные Листья под Инеем — странное имя: Сколько в Китае затейных и умных имен! Часто бывал я пленен и…

Comments for this post were disabled by the author