galchi (galchi) wrote,
galchi
galchi

Сергей Горный


* * *

Надоели все тонкости, яркости, меткости...
Надоели слова о «ступенях агата»,
По которым спускаемся к Женщине, к Редкости,
Что движеньями, -женьями ярко богата...

 

Боже мой! Надоели все умности, шумности,
Разговоры о «линиях жутких подходов»,
Под Бердслея и Ропса. (mon Dieu!1)
многодумности,
Надоел сологубовский тихий Триродов

Все рисунки заведомо, ведомо тонкие
Надоели, доели, заели до плача... ,
(«Тело алое вижу сквозь розовость пленки я!»)
Я устал. Я устал, как последняя кляча.

Пощадите. Уйдите. Придите попозже вы.
Я посплю. Отдохну. От ума. От Бердслея.
А хотите, возьмите опять эти вожжи, вы
И стегайте, стегайте меня, не жалея.

Проводите рисунок, как «легкое кружево»,
Утоньшайте «подходы». Не бойтесь. Валите.
Ах, Сережа, своих достиганий не суживай—
Проводи, разводи эти тонкие нити.

Замирающий голос... Слова в отдалении.,,
О призывности, яркости, меткости... Боже!
«Я—как стебель. В рисуночной, ласковой лени я.
Я на кружево странно, туманно похожа»,

Да. На всё, что угодно, похожи, похожи вы,
И на кружево, -ружево, -ужево даже...
Но опять попрошу вас: возьмите-ка вожжи вы
И стегайте меня, словно лошадь с поклажей.

Почему нынче все говорят про напевности, 
Про томительный, длительный запах левкоев,
Про «Телесного Дьявола», оргии, гневности,
Про греховность, -реховность, -еховность покоев?

Почему эти дамы все умные, умные, —
Почему они знают про кружево мысли?
Прежде пели влюбленные «Ночи безумные»,
Нынче: «Дьяволы ночи гирляндой повисли».

Почему нынче блюда все пряные, пряные...
Или умный рокфор с передержанным элем,
Или честер и фиги, бесстыдно медвяные,
И макрели — и той уже нет в naturel'e.2

Попрошу вас, mesdames, отойдите в сторонку.
Я в отчаяньи страшен, мои мысли свирепы.
Закричу я, mesdames, вам голодный вдогонку:
«Подавайте мне репы, захряпанной репы».

Пусть я буду, пусть буду, пусть буду я тощий,
Без рокфора, без умных, без тонких наитий,
Я хочу жить попроще. Попроще. Попроще.
Не хочу я сучить светозарные нити.

Я с какой-нибудь Феклой уеду на Волгу,
Фекла нитей не знает. Фекла просто кухарка.
Целовать ее молодость буду я долго,
И поверьте, так жарко, упоительно жарко.

Я уверен: у этой прекрасной крестьянки
Вы могли бы, mesdames, поучиться науке,
Как без нудной, бердслеевски умной шарманки
Обвивать вокруг шеи задрожавшие руки.

<1913>

1 Боже мой! (франц.)
2 Природе (франц.)

http://naxolst.ru/grafika/grafik-obri-vinsent-berdsli.html?PHPSESSID=4a0e5f54c1a67dff9b2a19f1e1e02673
Subscribe

Recent Posts from This Journal

  • Сергей Чудаков. День памяти

    Сергей Иванович Чудаков (31 мая 1937 - 26 октября 1997) - русский поэт * * * Не стреляйте я военопленный Добивайте я еще живой…

  • Андрей Белый

    Андрей Белый (Борис Николаевич Бугаев) [14(26) октября 1880 — 8 января 1934] — русский поэт. «Мы разучились летать; мы…

  • (no subject)

    . * * * Не матерью, но тульскою крестьянкой Еленой Кузиной я выкормлен. Она Свивальники мне грела над лежанкой, Крестила на ночь от дурного сна.…

Comments for this post were disabled by the author